Выставка работ колумбийского художника Фелипе Рестрепо

Возмездие

Вооруженный конфликт в Колумбии возник в конце 40-х годов, в так называемую эпоху Насилия, когда столкнулись либералы и консерваторы. Вслед за ней пришли партизанские и боевые формирования, наркотрафик, заказные убийства, криминальные банды... различные виды организованной преступности...

Как это ни назови, но уже несколько поколений колумбийцев, особенно колумбийские фермеры, люди из провинции, не знают другой жизни, кроме войны; другими словами, не знают другой жизни, кроме смерти.

На сегодняшний день жертвами конфликта в Колумбии стали 6.000.0000 человек.

Цифр так много и они такие большие, что в конечном счете они превращаются в немую сцену.

1920 массовых убийств

220 000 убитых

27 000 заложников

25 000 пропавших без вести

10 000 жертв противопехотных мин

6500 детей, вовлеченных в конфликт

2000 жертв сексуального насилия

4 750 000 беженцев

Многие жертвы конфликта часто говорят, что им пришлось в такой степени заниматься выживанием, что не было времени ни плакать, ни тем более скорбить по умершим. Может, именно поэтому их воспоминания такие яркие, как будто все произошло недавно... Не похоронить умерших ни физически, ни символически во многих случаях означает жить в настоящем, заполненном призраками.

В память о событиях в Колумбии художник Фелипе Рестрепо десятилетиями создавал свои работы на основе свидетельств жертв конфликта. В его творчестве соединены искусство и политика; это своего рода автобиографичное «живописное возмездие». Это крик, означающий неприятие забвения, ведь как однажды сказал Марти: «Созерцать преступление в тишине означает его совершать».

Фелипе Рестрепо

Меня зовут Фелипе, но вы можете называть меня изгнание, страх, убийство, голод, тишина, боль за родину... По фамилии Рестрепо, как и мой отец, которого у меня никогда не было, потому что его зарезало на моих глазах Насилие. Сын Эмператрис, брат Мерседес, Ракель и Сесилии, которых я предал столько раз, что они научились любить меня, когда душа натерла им мозоли.

Я бы сказал, что я родом из Кали, если бы не чувствовал себя сыном всех земель, где я жил, потихоньку умирая. Каука, Толима, Антиокия ... горы и долины этой родной земли, родящей детей без родителей и родителей без детей.

Я никогда не был хорошим учеником. Я научился искусству у кисточек и глины в Париже, куда занесло меня эхо ругани учителей из-за колибри и ястребов в моих тетрадках вместо алгебры Балдора.

Я прошел через все пороки и, наконец, понял, что мое истинное пристрастие – это запах скипидара. Я пишу картины, потому что это единственный известный мне способ выживания.

Я уже давно боюсь не смерти, а тишины, потому что единственная правда для меня – «если замолчит певец, замолчит и жизнь».


Ужас, отчаяние и смерть

«После резни, как только темнело все запирались дома в шесть вечера, на улицах не было ни души, лишь угрожающая тишина, тишина настолько вездесущая, что я бы даже назвал ее оглушительной.

«Кровь смешивалась с дождевой водой и текла реками по всей площади. Зрелище было ужасное, но страшнее всего было видеть, как свиньи пили эту воду».

«После этого моя дочь путала боевиков с полицией. Каждый раз, когда она видела кого-то в военной форме, то говорила мне: «Мама, полиция убивает людей».


Отсутствие

Это не только боль смерти . Не только унижение, угрозы, преследования, страх , убийство... Это не просто пытка. Это не только быть свидетелем подобного варварства ...

Помимо этого, всегда есть память, а с ней и Отсутствие.


«Выдержка»

Какие изменения происходят в человеке, когда он становится жертвой вооруженного конфликта? Что остается от того человека, которым он когда-то был? Способен ли он думать о будущем? На какие прошлые истоптанные дороги он возвращается? Какой мир он создает вокруг себя?

Поэзией возможно заниматься даже посреди ужаса, нащупывая узкую лазейку, где можно оставаться человеком, заниматься искусством , мечтать .. Этот механизм выживания, который позволяет воссоздавать себя, называют «Выдержка».


Северо-восток Антиокии

Между 1982-1997 годами 14 массовых убийств стали причиной смерти 147 человек в муниципалитетах Сеговия и Ремедиос, шахтерских поселках на северо-востоке Антиокии, Колумбия. Это были годы террора и тишины; полтора десятилетия, когда страх новых убийств, облетал каждую из более 5000 ночей.

Резня 11 ноября 1988 года в Сеговии положила начало новой разновидности современного колумбийского конфликта: массовые убийства в городе. Однодневная боевая группировка, называющая себя ССР (Смерть Северо-восточным Революционерам) убила 46 человек за самую кровавую ночь в истории региона.